Вячеслав Ширшов предлагает Вам запомнить сайт «Семинария»
Вы хотите запомнить сайт «Семинария»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Научитель.

ПОЧЕМУ АБЫЗОВ ДО СИХ ПОР МИНИСТР РФ?!

развернуть

Текущее событие

30.10.2015г. в Москве президент ОАО  «РЖД» Олег Белозёров и  министр  РФ  по вопросам Открытого  правительства   РФ  Михаил Абызов подписали план взаимодействия между железнодорожной компанией и  Экспертным  советом при  Правительстве РФ. Сотрудничество названных сторон намечено долгим, оно продлится  за горизонтом 2016г.

Корпорация ОАО «РЖД» на 100% принадлежит государству. Экспертный  совет является совещательным органом, его деятельность координируется Министром Правительства РФ, возглавляющим Правительственную комиссию   по координации деятельности Открытого правительства РФ.

Подписанный документ предполагает разработку и  реализацию мероприятий по четырем направлениям работы компании  «РЖД» на ближайший период. Они определены: повышение эффективности крупных инвестиционных проектов, реализация долгосрочной программы развития, внедрение кодекса корпоративного управления и оптимизация закупочной деятельности. Предусмотренные в плане мероприятия позволят на 20% сократить стоимость реализации проекта модернизации БАМа и Транссиба (Паспортный объем финансирования  этого инвестпроекта — 562,4 млрд руб.). Высвобождающиеся финансовые  средства  и материальные ресурсы министр России по вопросам Открытого правительства Абызов предложил направить на строительство высокоскоростной магистрали Москва — Казань.

Казалось бы, подобное взаимодействие крупнейшей государственной производственной корпорации и государственно- организованного экспертного сообщества следует приветствовать и надеяться, что  оно даст плодотворные  общественно значимые результаты. Однако, смущает и настораживает  тот факт, что документ  о  деловом  сотрудничестве правительственного  Экспертного  совета и  ОАО  «РЖД»  по плану инвестиционного развития компании  и  отрасли от имени  федерального регулятора  подписал министр РФ Михаил Абызов. Известно, что почти два года он  вовлечён в скандальный судебный процесс по коммерческому спору в связи с  иском российского бизнесмена Виктора Вексельберга. К тому же, разбирательство происходит в Верховном суде Британских Виргинских остров (BVI), то есть в офшорной зоне.

Сособственники энергохолдинга

Содержание  и перипетии  финансового спора  Вексельберга  и Абызова  по поводу корпорации Комплексные энергетические системы («КЭС Холдинг») широко освещались  и остаются в поле наблюдения отечественных СМИ. Тем не менее,  в многочисленных публикациях на данную тему  за дымовой завесой фактологических  данных  и  экспрессивных комментариев  экспертов –юристов и журналистов скрыта  основная суть возникшей судебной тяжбы между двумя персоналиями списка Forbes Russia  российских миллиардеров.                             КЭС Холдинг – одна из крупнейших в России частных компаний, работающих в сфере электроэнергетики         и теплоснабжения. На сегодня  многое публично известно о состоянии судебного противостояния  бывших       и нынешних партнёров  по совместному бизнесу. Изложим ситуацию, исключая детали и пикантные подробности.                                                                                                                                                                                              

В 2006г. Вексельберг и Абызов  устно договорились о пропорциях  раздела совместно принадлежащих  им 85% акций «КЭС Холдинг» (соответственно на 51 и 49 %). Также устно партнёры договорились, что  свои инвестиции  в  корпорацию Абызов  будет оформлять  виде займов. На таком условии настоял Абызов. Надо полагать, он не вполне доверял  компаньону. «Займы» же гарантировали ему  возврат  денежных вложений     в случае возможного  конфликта  интересов  с Вексельбергом, в том числе по  договоренности о системе управления компаниями, входящими в холдинг. Кроме того, подельники опять-таки устно  договорились, что акционерная  доля Абызова  будет распространяться на все прибыли и доходы от последующих хозяйственных  и финансовых операций КЭС.  Важно отметить: ни одна из указанных  устных договорённостей, прежде сего об акционерной  доле  Абызова  в КЭС Холдинге,  не были оформлены на бумаге. Таким образом, под деловые взаимоотношения  Вексельберга и Абызова была заложена правовая «бомба». 

В 2006 -2008гг. компании Абызова, прямо ему принадлежащие или им контролируемые, передали компаниям, управляемым  Вексельбергом,  около $380 млн в виде бессрочных ссуд со ставкой 9,5% годовых. С 2011г.  Абызов не вкладывался в КЭС. Видимо, понимая, что компаньон явно  отпадает от  ведения  совместного  дела Вексельберг намерился вывести его из участников КЭС. В сентябре 2011г. Вексельберг и Абызов  между собой договорились (снова устно), что  Абызов  получает «опцион пут» — право на выход из КЭС по цене $451 млн. Эта сумма соответствовала размеру его инвестиций («ссуд») с процентами. Предполагалось, что опцион может быть исполнен до 1 июля 2013 года. Абызова  такая схема  устраивала, ибо  наилучшим образом защищала его денежные вложения.

 Конфликт бизнес-интересов

В 2012г. жизненная стезя бизнесмена Михаила Абызова  резко развернулась. Он перешёл на госслужбу.          В январе 2012г. был назначен советником Президента РФ, а  через три месяца, в мае 2012г., стал министром РФ по вопросам Открытого  правительства. Учитывая свой новый статус  федерального  госслужащего Абызов  принадлежащие ему  компании передал в доверительный траст. Долю в активах КЭС  он, похоже, решил обналичить  в иностранной валюте и оставить   долларовый кэш в офшоре. Очевидно, чтобы лично не «светиться» в  проведении  такой  финансовой  сделки  Абызов  придумал ход.

 В июне 2013г. компании  Абызова, через которые предоставлялись «ссуды» КЭС,  предъявили «опцион  пут 2011г.» к исполнению фирмам Вексельберга, получившим эти денежные ресурсы.  Однако, Вексельберг и  его окружение сочли такое поведение контрагента  «не партнёрским  и  с понятийной точки зрения нарушающим имевшиеся договоренности». Опцион был  затребован без предварительного согласования с другими акционерами КЭС, его исполнения  по данному сроку  нарушало финансовое равновесие холдинга. Кроме того, Вексельберг  резонно утверждал, что его компании, которые когда-то получали  от Абызова  денежные  ресурсы, теперь, спустя много лет, поменяли  свой статус  и  этих активов у них нет. Исходя из данных предпосылок,  13.12. 2013г. четыре компании  Вексельберга подали в  суд  на Британских Виргинских островах (BVI) иск на соответствующие компании  Абызова, оспаривая  их право на исполнение !опциона пут 2011г.».  Истцы утверждали :  о таковом имела место лишь  личная договорённость  между Вексельбергом и Абызовым . По факту выходило, что  «Вексельберг и К»   явно не желают возвращать деньги. Тогда, Абызов  сменил тактику истребования выполнения опциона. Он перевёл корпоративный спор в плоскость  выяснения личных претензий.  В июне 2014г. Суд  BVI зарегистрировал встречный  иск Абызова и  его компаний, перечислявших «ссуды» КЭС,  персонально к  Вексельбергу на сумму $500 млн (сумма включает займы и  накопившиеся по ним проценты). В случае  удовлетворения  этого иска Вексельберг отвечал бы всеми своими активами, включая базовую компанию «Ренову». Тогда же,  в июне 2014г., в очередном исковом заявлении  в  Суд  BVI представители  Вексельберга кардинально сменили позицию  по опционному делу, дабы его лично не привлекать к правовой ответственности. Они стали утверждать, что Вексельберг никогда не заключал никаких соглашений с  Абызовым. В декабре 2014г. Абызов и две фирмы Romos Limited и Fresko Financial Limited (переданы министром в доверительное управление) подали уточнённый  иск кВексельбергу, Renova Industries и еще шести его компаниям в Восточно-Карибский Верховный суд и Верховный суд Британских Виргинских островов).

Комментируя в СМИ  конфликт вокруг КЭС, главные акционеры холдинга по разному оценивают  свои шансы   в британском  суде. Виктор Вексельберг, заявил,  что у министра по вопросам «Открытого правительства» Михаила Абызова нет опциона на покупку акций КЭС Холдинга. По его мнению, «суд решит, был или не был [этот опцион]». В свою очередь, в интервью  журналистам Абызов подтвердил наличие судебного иска, но от дальнейших комментариев отказался.

Представляется, что Михаил  Абызов понимает  какие для него лично  репутационные риски  сопряжены          с предшествующим судебным разбирательством  по делу «КЭС –Холдинг» в офшорной юрисдикции.               По сообщениям в СМИ, он неоднократно предлагал Виктору  Вексельбергу договориться во внесудебном порядке и  решить спор при помощи «независимых арбитров с высокой репутацией, которым стороны полностью доверяют». В  частности, Абызов  предложил привлечь в качестве третейского судьи  американского  предпринимателя и финансиста Леонарда Блаватника, человека, близкого к  Вексельбергу, его сокурсника  и  партнера по бизнесу. Говорят, последний отказался. На текущий момент судебные тяжбы между министром РФ и хозяином  «Реновы» продолжаются.

 Итак, причиной скандального судебного противостояния  Михаила Абызова  и Виктора Вексельберга  является конфликт их бизнес-интересов. Первый намерен в кратчайшие сроки кешировать  «опцион пут 2011»  на выход из «КЭС- Холдинга» и оставить его валютную сумму        в офшорах. Второй  стремится не допустить несвоевременный вывод крупного объёма  денежных средств из своей корпорации, серьёзно снижающего её финансовую  и коммерческую устойчивость .

 Удобство суда  иностранной юрисдикции

Выбор  конфликтующими по поводу КЭС сторонами  суда иностранной юрисдикции  для разрешения  финансового  спора определён корыстными  расчётами. Доказать такой устный опцион сложно. В центре спора между сторонами находятся несколько весьма сомнительных  предполагаемых устных соглашений, касающихся значительных активов. Принципиально, что не существовало ни выполненных во время переговоров заметок, меморандумов или ни каких-либо других документов, которые зафиксировали бы эти предполагаемые соглашения или ссылались бы на их условия.Российское законодательство  вообще не признаёт  претензий     и споров по доверительной собственности или имущественной собственности, основанной на праве справедливости. Кроме того,  в российском суде не каждый отечественный  предприниматель готов выложить все истинные обстоятельства  спорного дела. Напротив,  в  отличие от  российской юстиции, некоторые суды в британском праве при рассмотрении  споров между крупными бизнесменами  принимали во внимание  устные договорённости. При этом,  в конечном счёте, решение суда определялось тем,  какой из спорящих сторон суд поверил в  объективность  и правдивость представленных объяснений, полноту и  убедительность изложения доказательств по рассматриваемому  делу.

 Важно отметить существенный момент. Суд британской юрисдикции, разбирая  взаимные иски Вексельберга и Абызова,  вряд ли  отметит намеренное и корыстное несоблюдение этими бизнесменами  российского законодательства. А факты налицо.                                                                                                                 Соглашение 2006г. о распределении между компаньонами   долей в активах КЭС не было задокументировано, то есть не оформлено в письменной форме. Следовательно, оно  является недействительным, а все  основанные на нём действия (сделки) признаются  юридически  оспариваемыми (ст.32.1 Закона « Об акционерных общества» №208-ФЗ) Между тем, вплоть до 2011г.  по условно установленной акционерной  доле Абызова  в его пользу начислялись  прибыль и денежные доходы от другой (помимо основной) деятельности КЭС-Холдинга (их общую сумму предстоит  установить).  Эти действия также осуществлялись на основе устных сделок, что противоречит положениям   ст.161, 162, 434 ГК РФ.                                                     Замена Абызовым  непосредственных вложений  в КЭС собственных средств предоставлением  денежных ссуд компаниям Вексельберга позволила в 2006-2011гг. вывести  эти инвестиции (около $400 млн)  из-под от налогообложения. ( пп.10 п.1 ст. 251 НК РФ).Одновременно достигалось скрытое (от миноритарных  акционеров КЭС) перераспределение доходов холдинга между Абызовым и Вексельбергом  за счёт учёта начисляемых процентов за пользование ссудами (почти $80 млн).                                                                                                                                                                                                                                                         И к бабушке не ходи ясно, что в деловых взаимоотношениях Вексельберг и Абызов предпочитали  руководствоваться  не законом,  а понятиями на грани криминала. При разбирательстве спора  по поводу ЕЭС  Холдинг в российском суде  отмеченные выше ловкаческие бизнес-приёмы  компаньонов неизбежно вышли бы на всеобщее обозрение. Возможно, по этой причине хорошо знавший  разбойную хватку обоих предпринимателей  миллиардер Леонард Блаватник отказался от предложенной ему роли «разводящего»  в их опционном споре.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       Дело «Группы Е24»

К  двухлетней  судебной тяжбе с Вексельбергом  этим летом  Абызову добавилась перспектива нового  судебного расследования. Как сообщали  российские СМИ,  несколько месяцев Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД  РФ проводилодоследственную проверку действий руководства  офшорной  компании «ОАО «Группа Е4», основателем и бенефициаром которой  является Михаил Абызов. ). Оно подозревается  в  корыстных намерениях и обманных деяниях, которые  подпадают под  действие статьи 159.1 УК РФ («Мошенничество в сфере кредитования»). По предварительным результатам следствия, руководители инжиниринг-консалтинговой фирмы компании изначально взяли кредитные средства с целью хищения ( то есть, их не собирались возвращать банкам).

Суть дела. На начало 2015г.компания «Е4» задолжала группе крупных российских банков (Альфа-банку, Сбербанку РФ, банку «Глобэкс» и банку «Россия») около 12, 5 млрд рублей по  выданным    в предыдущие два года ссудам. Пишут, чтоАбызов лично участвовал в переговорах с основными кредиторами для урегулирования долгов. Как руководитель Экспертного совета при правительстве РФ он лоббировал слияние Е4 с госкорпорацией «Росатом». Это позволило бы переложить все долги на госкомпанию и получить новые выгодные контракты

В мае 2015г. против неустановленных сотрудников Группы Е4  было  возбуждено уголовное дело по факту  вывода из компании многомиллиардных кредитов (ч. 4 ст. 159.1 УК).  10.06.2015г. Арбитражный суд Москвы ввёл в отношении Группы Е4 процедуру наблюдения.   Вскоре Прокуратура ЦАО Москвы вынесла постановление о прекращении  уголовного дела  против Е4. 25.08. 2015г. Таганский райсуд Москвы признал необоснованным  данное решение прокуратуры. Последовала апелляция прокуроров  в вышестоящую судебную инстанцию. И всё таки , 08.10.2015г. Мосгорсуд отклонил постановление прокуратуры Центрального административного округа (ЦАО) Москвы, пытавшейся  закрыть дело против Группы Е4, и  признал законным возбуждение дела о кредитном мошенничестве в  холдинге «Группа Е4».  Фигурантами уголовного дела наряду с бывшими  и нынешними топ-менеджеры Группы Е4  может  стать также основатель холдинга, глава Экспертного совета при правительстве, министр по связям с Открытым правительством Михаил Абызов. У силовиков и экспертов есть основания полагать, что министр на госслужбе был аффилирован с Группой Е4, поэтому мог иметь отношение к выводу из нее многомиллиардных кредитов.[ http://izvestia.ru/news/ 593179#ixzz3qsiAo4DK]].

Наряду с   задолженностью банкам ОАО «Группа Е4» имеет многомиллиардные долги перед поставщиками, заказчиками и субподрядчиками (в общей сумме более 17,5 млрд. рублей).Ими подано в суды  более 200 исков к Е4.Оценивая общую ситуацию вокруг некогда успешной компании, некоторые эксперты высказывают мнение, будто её руководство  намерено банкротило Е4 перед намечавшейся продажей, чтобы заимствованные средства (свыше 30 млрд рублей), кэшированные  в иностранную валюту, оставить  в  зарубежные офшорах. 

 Резюме

Личное участие Михаила Абызова в происходящих судебных разбирательствах по бизнес- спорам свидетельствует о том, что он вопреки закону о госслужбе  не отошёл от управления  находящимися в его собственности  предприятиями и  их активами,  переданными в доверительный траст. В  этих  судебных процессах Абызов выступает,  будучи  действующим  министром правительства РФ. Очевидно, он  рассчитывает таким образом придать авторитетный вес своим доказательствам и  показаниям по искам, рассматриваемым  на судебных слушаниях. Подобное использование Абызовым  своего высокого должностного статуса в системе российской  власти следует оценивать как  фактическое, хотя и  опосредствованное,  давление на  суды в целях  получения благоприятных  для него  итоговых решений. Весьма вероятно применение  лоббистских возможностей министра  при разбирательстве бизнес- споров  в  российских судах.

Следует признать, что российский  министр  Михаил Абызов  давно погряз в скандальных судебных процессах по предпринимательским спорам, и прежде всего в суде иностранной юрисдикции. В  них он  отстаивает  личные  бизнес-интересы и выгоды, никак не связанные  с потребностями страны. Не секрет, что с начала 2000-х годов Абызов известен как человек  непрочных морально – этических  устоев и нечистых методов корпоративных отношений.

Его  вовлечённостью  в судебные разбирательства исков по коммерческим делам с криминальным душком наносится зримый и всесторонний  ущерб имиджу нынешней власти Российской Федерации.  Поэтому целесообразно отстранить Михаила Абызова от исполнения  обязанностей министра РФ на всё время до завершения указанных судебных процессов.

 


Опубликовал , 11.11.2015 в 18:31
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Читать

Поиск по блогу

Люди

2 пользователям нравится сайт vizantya75.mirtesen.ru

Последние комментарии

Семёнов ширшов
Павел Шумков
Прав был Остафьев.
Павел Шумков УГРЮМЫЕ «АФОРИЗМЫ» ВИКТОРА АСТАФЬЕВА О ВОЙНЕ. Часть I